Взаимоотношения между отцами и дочерьми №3

Авторство

Елена Викторовна Скворцова

Психолог
Город: Челябинск
Виды деятельности: психолог-консультант, врач-психотерапевт
Специализация в психологических подходах и направлениях: арт-терапия, психоанализ, символдрама, сказкотерапия, эриксоновский подход

Тиран (злобный старик)   

  Мужчина, который слишком повзрослел, ему детство не доступно.  

Ригидный - не гибкий (следует только своим правилам), холодный, внутренний старик, деспот. Обычно такими людьми становятся неудачники. Суровый, замкнутый и хмурый мужчина, редко бывает разговорчивым и уж практически никогда не бывает ласковым. Эту фигуру осознать проще, чем мужчину-ребенка, так как он довольно агрессивен и у нас инстинкты срабатывают, он отдаленный и девочке проще осознать, что происходит.

Здесь изначально нет презрения, здесь много СТРАХА. Этот страх настолько вытесняется из сознания, что во взрослом состоянии эти женщины рассказывают только о том на сколько было спокойно рядом с отцом, так как он решал абсолютно всё. 

Иногда  тиран не выдерживает напряжения и не начиная по здоровому справляться с напряжением срывается в инфантила.

Такой отец рождает вечную девушку, инфантильную женщину, которая хочет платья и на ручки. Её папа, взяв на себя всё напряжение, не отдал ей ничего не научил развиваться, не бросил ей вызов.

Она теряет свою самостоятельность и в неосознанном страхе уже теперь боится потерять мужчину, она инстинктивно угождает и подчиняет свою жизнь и себя полностью ему.

Самый социально одобряемый тип женщины-ребенка — это куколка-милашка, быть такой женщиной учат на женских тренингах. Научить то могут, но, если внутри травмированная амазонка, которая с детства находится в тревоге, глаза её выдают и тут уж никакой тренинг не поможет.

Беда таких женщин-девочек, то, что это не навсегда.

Когда она перестанет быть такой очаровательной – её место займет другая, более молодая и милая или мужчина рядом с ней вылечиться - проживет свою травму, которая привлекла такую женщину, её место займет взрослая женщина, с которой ему будет интересно, и она тоже будет брать на себя какое-то напряжение.

Другой тип – это женщина-девочка, ушедшая в мир фантазий.

Это случается, когда папы нет, то есть девочка понимает, что где-то есть мужчина, который стал её биологическим отцом, но лично она с ним не знакома или реального отца на столько трудно принять (убийца-рецидивист) и тогда его образ подменяется фантазиями, создавать героические образы.

И затем такие женщины подменяют реальность фантазиями во всем, придумывать несуществующих поклонников, подарки, поездки. А потом приходят их матери на терапию и спрашиваю, почему их 45летние дочери до сих пор живут с ними.

Это женщины, которые находятся в постоянном поиске, с лозунгом «Всё возможно, стоит только захотеть», только в реальности она не предпринимает ни каких действий для исполнения своих желаний-иллюзий.

Она игнорирует собственную силу.

Если в подростковом периоде есть бунт против матери, то отец представляется героем, а если девочка встает на сторону матери, то становится амазонкой.

Есть два типа базовых искажения женщины, две травмированные дочери, в последствии матери.

Женщина-девочка (инфантильная) и Женщина-амазонка.

У всех типов травмированных женщин возникают проблемы с двумя чувствами. С гневом и с болью.

Теоретически всё звучит достаточно понятно:

  • - Прими отца
  • - Найди в себе эти качества
  • - Научись с ними жить (найди им место в своей жизни и живи счастливо).

Но проблема возникает на двух этапах: на этапе Гнева и на этапе Боли.

Девочки, которые получили травму с отцом обладают большим запасом подавленного гнева. Потому что травмироваый отец не выполнил функцию для них, которую должен был выполнить, и они имеют право на этот гнев. Чаще всего этот гнев подавлен или они могут вместо гнева осознавать презрение, страх, фрустрацию, но Гнев есть и его большой кусок. И когда спрашивают: «А если я вообще не понимаю, что такое Гнев?» - это и есть подавленный Гнев, если нет понимание про что это, то значит это подавленно, то есть Вы не научились с ним взаимодействовать.

И самая частая динамика если я не слышу или отрицаю в себе гнев, то я буду толстеть. Таким образом мы создаём ловушки для гнева, так как кажется, что он разрушителен, что он сожжёт изнутри и просто необходимо создавать рамки и границы. И когда мы испытываем гнев, то мы можем становиться ригидней, создавать ловушку из своего тела – полнея.

Нормальное обращение с эмоциями – это их размещение, то есть когда я слышу эту эмоцию, я даю себе право, что-то делать или говорить исходя из этой эмоции.

Девочки с подавленным гневом, часто обнаруживают, что когда они, разрешают себе злиться, например, на работу, на незнакомых окружающих, на ситуации, то они становятся Фуриями. То есть стимул не соответствует реакции. Стимул был слишком мал для такой разрушающей реакции, как будто задели нерв (человек наступил на ногу и появилось желание его убить и облить кислотой).

Слишком много не размещенного гнева. И при этом этот гнев угрожает самой женщине, потому что, если его выразить весь в таком виде какой он есть, тогда свершиться противозаконное деяние, за которым последует заключение в места лишения свободы. А если она его не разместит, то он обернется против неё самой и начинает раскручиваться постепенно вариант самоуничтожения (не безопасные вещи: анорексия, автостопы, онкология, беспорядочные половые связи, трудоголизм до неврастении … у каждого свой метод «самоубийства».

  1. Разобраться про что этот Гнев, то есть откуда ноги растут.
  2. Позволяем себе это чувствовать.
  • По частям его выражать, в социально приемлемых рамках:
  1. с людьми, которые способны это выдержать – психотерапевты
  2. с боксерской грушей (спорт в общем понятии с выражением гнева не работает, т.к гнев размещается в отношениях)

Весь гнев разместить не удастся, так как гнев, который чувствует девочка из-за травмы с отцом – это инфантильный гнев. То есть в этом гневе она склонна перекладывать всю ответственность на отца, который её чему-то не научил, и частью это правда. И выход из этого гнева не столько размещение гнева, а сколько принятие ответственности.

Потому что если она принимает ответственность за свою жизнь, то конечно злиться на папу, но уже осознанно, а если со временем взглянуть на всё это с духовной точки зрения, то и злости не будет.  Если она принимает ответственность за свою жизнь (больше никто не виноват), автоматически становится взрослой и способна не только на гнев, но и на понимание.

Например, она понимает, что её папа не «козел», а травмированный. И она всё ещё на него злиться и это нормально! Глобального прощения не существует (это подавление гнева), мы не наделены возможностью отпускать грехи, то есть прощать проступки других, мы наделены способностью понимать других и принимать их выбор. Вы имеете право на этот гнев, но также у Вас есть право взять ответственность за свою жизнь (это не обязательство) и быть более равным и это значит лучше понимать.

  • Куда деть Боль?

Здоровое выражение боли — это слезы. Слезы – мы плачем о своем ЭГО, плачем жалея себя. И это не те слезы, которые надо выплакать по отношению к отцу. Очень важное умение понимать, когда Вы плачете, о чем Вы плачете, и ЭГО оттуда убирать. Это к вопросу взросления и принятия ответственности за свою жизнь. Плач из жалости к себе не исцеляет, не размещает базовые чувства.

Если у вас есть слезы, Вы можете понять о чём вы плачете на самом деле – это очень важный процесс. Если Вы плачете не из жалости к себе – это не лишает Вас право на слёзы и не лишает Вас право испытывать боль.

Например, перенапряжение. Она плачет потому что так сильно устала, пришла с работы, а дома всё раскидано и куча не мытой посуды, муж спит и не собирается помогать, и она расплакалась. И теоретически на первый взгляд-это слезы о её ЭГО, о том, что её никто не любит, никто не помогает. Не позаботились (инфантильные слёзы). 

На самом деле за этим есть боль, настоящая боль, в которой нет ЭГО, в которой есть настоящая печаль. И если прислушаться к себе, то она горюет о своём бессилии, неспособности, о том, что она не справляется так как справлялась её мама, о том, что она не справляется так как хотел бы её папа, а можно обнаружить в этих слезах печаль по потерянным родителям или о не сложившихся отношениях с первой любовью … и именно это будут настоящие слезы, которые помогут выразить настоящую боль.

Потому что увидеть беспорядок - это не больно, а вот увидеть, что мир не такой каким я представляла себе на протяжении долгих лет (с детских лет) вот это больно и больно по-настоящему. И об этом стоит поплакать и тогда эта боль будет размещена, тогда ей будет найдено место вовне и тогда постепенно от неё можно избавляться.

То есть задуматься чему выход сейчас находиться, что я размещаю в своих слезах, Эгоистичную злость или печаль, какое чувство я размещаю в своих слезах, какому чувству она даёт выход, место, время, энергию. То есть если стимул и реакция разные, стимул – грязная тарелка … реакция – горькие слезы, значит она оплакивает что-то другое. И тут очень важно понять, о чем она плачет сейчас и дальше признать это и плакать об этом. Научитесь себя слушать, о чём это я … что я чувствую … что такое есть важное …  чего я не осознаю …

Если вам интересно, что и как происходит в психотерапии - читайте блоги клиентов психологов!

А если вы сами посещаете психолога/психотерапевта, и хотите поделиться с другими своим опытом - напишите об этом нам!