Сегодняшний сеанс

Похоже, неисследованная часть меня, о которой мы говорили на прошлом сеансе, решила выбраться наружу. Более того, я "в ней" пришла. Села, осмотрелась и поделилась ощущениями:

- Такое чувство, что все 8 лет на терапию ходила моя сестра-близнец, которая мне про вас и сеансы подробно рассказывала. То есть, я вас знаю и про работу совместную тоже, но вижу вас живьем в первый раз.

Мне, правда, потребовалось какое-то время, чтобы сообразить, что это за часть. К этому сеансу я забыла, что было на прошлом - из-за недосыпа, в основном. Сижу и чую - коннекта с МТ почти нет, и меня это беспокоит. Поделилась этим. МТ улыбнулась и сказала, что хочет протянуть мне веревочку коннекта. На что я отловила реакцию "Надо же, меня кто-то не только видит, но и думает обо мне". Такая реакция мне подсказала, что я явно не в какой-то новой своей части, а в какой-то старой, которая привыкла к дисконнекту, невидимости, ненужности и заброшенности. И тогда только вспомнила - а, точно, на прошлом сеансе ж мы ее легализовали.

Мы стали искать в прошлом ситуации, когда эта часть себя проявляла, чтобы лучше ее понять. Я также поделилась, что до меня дошла еще одна причина моей склонности к депрессиям - я себя с детства привыкла "гасить", потому что в атмосфере моей семьи нельзя было быть живой и полной сил. Надо было скорбеть, и надо было помогать остальным нести большой гроб их разбитых сердец и надежд.

- Наверное, трудно было чувствовать желание им всем помочь, хотеть их спасти, а они не позволяли этого? - спросила МТ.
- Не, вы что, меня там вообще не было. Чтобы тебе запрещали что-то такое, надо существовать, а я была частью скорбного интерьера.
- Представьте, что у вас есть в жизни человек, который вас видит и может вам помочь. Например, я ваша соседка. Что бы вы хотели, чтобы я сделала?

Тут я размечталась на весь сеанс до конца. Будь у меня соседка, которая меня видит, слышит и поддерживает, то

1. У меня бы все встало на нужные места. Я в шизогенной атмосфере обитала практически всю свою жизнь, окруженная людьми, которые ничего не слышали о реальности, и привыкли общаться с кином в своей голове. Если бы кто-то подтвердил, что со мной все нормально, а с окружающими серьезно не в порядке, у меня все встало бы на места, потому что я всегда ощущала, что что-то не так, и в отсутствии подтверждения привыкла считать, что не так - это со мной.

2. Такая соседка изменила бы всю мою жизнь, позволив сепарироваться от семейного жертвенного алтаря. Я почувствовала, как важно для меня было бы разрешение не участвовать в семейном безумии и не жертвовать ради него собой и своей жизнью, чем я занималась, пока почти все не померли.

Я посмотрела на свою текущую жизнь с точки зрения той жизни, какая у меня могла бы быть, отцепи я себя от семейной похоронной процессии еще в детстве, и говорю:

- Знаете, на что я и моя жизнь сейчас похожи? На носок, которй за кровать завалился. То есть, тупиковый обрывок жизни какой-то.

Ну да, куда меня течением отнесло после колбашения в рамках семейного сценария, там я и валяюсь - не понятно, кто, не понятно, что я вообще тут делаю.

3. От образа МТ-соседки я все время перескакивала на образ Себя-Сегодняшней-Соседки. И я бы с собой-мелкой много разговаривала бы. Спрашивала бы ее обо всем на свете, мне было бы очень интересно ее мнение. Во-первых, пятилетние мозги выдают интересные концепты. Во-вторых, мне хотелось бы, чтобы она привыкала слышать собственные мысли и формировать собственные мнения. В противовес тому, что до начала терапии я была коллекцией чужих рефлексий, в основном.

4. Еще бы я позаписывала бы себя в разные кружки и секции. Для развития мозга - раз. Для общения за пределами похоронной процессии идущей в никуда - два. Для поддержания в себе общительности, которая в детстве у меня была. И для того, чтобы поменьше проводить время в доме, где всегда висит негласная тяжелая черная туча.

5. Я бы научила себя играть в игру - притворяться, что несешь этот гроб и участвуешь в поминках по разбитым жизням, но делать это понарошку. И держать свою личную и внутреннюю жизнь в секрете.

6. Если меня рядом нет, и ей плохо, я бы договорилась с ней, что она будет рисовать то, что она чувствует. А при встрече мы будем смотреть на рисунки, пить чай и обсуждать их.

7. Я бы приучила ее рисовать в свободное время - много, красками и карандашами, чтобы у нее плохое не застревало внутри, и чтобы внутренний мир продолжал оставаться динамичным.

8. Мы бы с ней организовали в ее комнате тайничок с подходящими книгами. В моей комнате в детстве было много книг, но они все были мимо - много взрослой депрессивной художественной литературы. В тайничок я бы складывала ей книги про этот мир, про его устройство, про разные страны и культуры, про науку простым и занимательным языком. Никаких инъекций засранного менталитета ака сказок и никаких чужих тараканов ака художественной литературы.

9. Я бы ее поощряла заниматься рукоделием, особенно, лепить из полимерной глины.

Вот так втихоря я бы вывела ее из ада. И у нее была бы совсем, совсем другая жизнь - без глупо угробленных на чужие похороны лет.

МТ говорит, что для мозга это упражнение было очень полезно - позволяет создать те самые нейронные связи, которые прошлое не изменят, но изменят будущее.

Если вам интересно, что и как происходит в психотерапии - читайте блоги клиентов психологов!

А если вы сами посещаете психолога/психотерапевта, и хотите поделиться с другими своим опытом - напишите об этом нам!