сегодняшний сеанс

был очень тяжелым и повытаскивал из меня все немыслимые страхи, касающиеся привязанностей.

Например, страх, что меня бросят, причем, в привычном стиле: все идет хорошо и нормально, мне никто ни на что не жалуется, внезапно без предупреждения все меняется, прежние обязательства выбрасываются, а попытки "вернуть все как было" или хотя бы добиться вразумительного объяснения, каким образом случился этот внезапный переход, натыкаются на возмущенное требование соблюдать личные границы.

Страх того, что меня не выдержат, мной утомятся, я окажусь слишком тяжелой ношей, когда я обнаружу что-то за пределами установленных рамок отношений. Например, свои желания или свою агрессию. Это страх из всех предыдущих отношений, где надо было ходить только по разрешенной струнке и дышать только в разрешенном объеме. И пока ты это делаешь, к тебе снисходят, а стоит сделать шаг в сторону или иметь наглость желать вдохнуть поглубже, как тебя с возмущением или отвращением отталкивают.

Страх того, что мое безопасное место (в пределах кабинета и сессии) разрушено, отравлено. И я сама виновата, что зачем-то в этом месте, где тщательно культивировалась безопасность, открыла двери. И в них теперь неминуемо наползет грязь из "обычной жизни".

Страх того, что я в отношениях осталась одна, как это бывало раньше. Не человек со мной в отношениях, не мы вместе в отношениях, а он сам по себе, а я в отношениях с ним - тщательно ищу себе место в его жизни, не расчитывая на помощь даже в этом. И в затруднительных ситуациях непонимания, несогласия или вопросов, я не могу обратиться к нему, я должна решать это один на один.

Еще стыд. Стыд у меня быстр и крайне эффективен. Он лупит по тем местам, которые невозможно защитить даже в суде. Например, если я чувствую себя отвергнутой, мое внимание немедленно замыкается на моей внешности. Если я сказала что-то неприемлемое, если я побежала навстречу и натолкнулась на холодный, отвергающий взгляд, если я как-то еще социально самовыразилась, не встретив приятия, одобрения или натолкнувшись на неприятие, я мгновеннно, практически кожей ощущаю, какая я физически омерзительная.

Еще страшный стыд за крики о помощи. Особенно, если я кричу громко, а на деле выясняется, что физически я не умираю, мне не откусывает ногу собака и меня не душит маньяк. Просто у меня соскочила резьба рациональности, и я провалилась в липкий страх. Когда я кричу о помощи, и ко мне на помощь приходят, мне становится легче, я выбираюсь на ровную, твердую почву вменяемости. На ней меня накрывает страшный стыд - вот, люди прибежали, а со мной все нормально, я же не умираю и мне не отгрызают ногу. Более того, я даже пришла в себя и могу улыбаться и внятно разговаривать. Мне представляется, как дико бесит это людей, которые оставили свои важные дела и которые чувствуют, что их надурили, что ими манипулируют. Я пинаю себя за то, что я просила о помощи, чуть ли не ногами. Лучше бы мне отгрызли ногу.

Моя подруга-психотерапевт, которая, думаю, уже посматривает на меня через очки своей специальности, говорит, что я, возможно, соскакиваю с резьбы от страха, что мне придется расставаться со своей МТ когда я выздоровлю, а мне этого не хочется. Ну, может быть. По крайней мере, расставаться я пока не готова. Но был у нас с МТ разговор о том, что, в принципе, нет никаких жестких правил расставания - когда клиент сам решит, тогда и.

Наверное, самое сложное в этом всем - самой принять все это. Не просто отметить и составить список, а быть способной выдерживать эти состояния и наплывы, а также относиться к ним с сочувствием и притятием. Самое сложное - это самой принимать себя всерьез. Называть вслух нужды, за которые я привыкла испытывать стыд. Называть страхи, которые я привыкла не воспринимать всерьез, ведь вокруг у людей такие важные дела.

Моя обычная реакция на небезопасность в отношениях - это сбегать, быстро, молча и закрывая за собой все двери, а также истребляя все напоминания о человеке. Быстро - потому что понятно, что все пропало. Молча - потому, что все равно никто не будет слушать, а если будут, то будут орать и возмущаться, что от них что-то требуют, и это еще больше унижения. Стереть все из памяти - забыть вообще о попытке с человеком сконнектиться.



Сказанное МТ во время сеанса (полезное, запомнить)

- Место может быть в целом безопасным, даже если в нем бывают вкрапления опасных элементов.
- Привязанность и отношения - это единственный путь, через который возможно исцеление, и одновременно с этим, привязанность и отношения - это местами кромешный ад и источник сильнейшей боли.

Еще я поняла, что хожу на терапию, чтобы побыть в месте, где я могу находиться в безопасности от своих страхов. Там как-то не страшно. Я от них чувствую себя защищенной. МТ, конечно, попросила уточнить. У меня не получилось. Будто бы, у меня там есть разрешение чувствовать себя хорошо и воспринимать себя хорошо, положительно, с приятием и пониманием, а когда я не там, эти злые внутренние волки набрасываются на меня и рвут на куски.

Если вам интересно, что и как происходит в психотерапии - читайте блоги клиентов психологов!

А если вы сами посещаете психолога/психотерапевта, и хотите поделиться с другими своим опытом - напишите об этом нам!