сегодняшний сеанс

Шла сегодня в суицидальном состоянии. Проснулась утром, подумала: все, я безнадежный случай, из моего лабиринта нет выхода.

Помимо недавного катастрофического опыта брошенности, который меня кроет почти полгода уже каждый день, праздники высветили передо мной еще одну проблему: сколько мне надо безопасности, чтобы чувствовать себя свободно. После брошенности мне кажется, что такого количества любви, которое надо в меня вливать цистернами только для того, чтобы я могла просто функционировать в мире на обычном, бытовом уровне, не скатываясь в депрессию и дисконнект, в отчаянье и бессилие, просто не существует в природе. Точнее, оно существует, но кому я нужна, чтобы тратить на меня столько сил.

А теперь еще и безопасность... Сейчас опишу, когда мне безопасно совершенно. Настолько, что я свободна думать, мечтать, анализировать и ДЫШАТЬ.
Значит, так. Безопасно находиться в какой-нибудь местности на большом отшибе. Там, где до мира и жизни очень далеко, где вообще не надо соприкасаться с ними. Должно быть темно. Для этого я сплю днем, а бодрствую ночью. Ночью еще тем хорошо, что мир спит. И ничего не надо делать, потому что никуда не пойдешь, все закрыто. Днем же может мучить, что не делаешь чего-то, ночью - нет. Надо, чтобы было тепло. И чтобы дома был кто-то еще, кто о тебе может позаботиться, если что. Когда ночь, темно, мир не существует, тогда можно просто быть... Не важно, сколько тебе лет, сколько в тебе кг, какие у тебя достижения или провалы, не важно, кто ты и какой ты, не важно ничего вообще. Есть просто ты. И когда МОЖНО ПРОСТО БЫТЬ, тогда спокойно, нет ни тревожности, ни страха, ни вины, ни боли.

А еще темнота и холод за окном, но при этом ты дома не один, а кто-то еще есть, пусть он даже в другой комнате занят своими делами, это совсем как дома в детстве вечерам, когда родители дома, и ты не один...

Я сложила вместе количество любви, которое мне нужно, с количеством безопасности, которое мне необходимо, и получилось, что мне не выжить. Мне негде столько взять. И я не настолько важна и ценна для кого-то, чтобы кто-то это мне все дал. Я, правда, всегда помню, что для меня лично создать это все для другого человека - не проблема. Мне даже приятно. Я ведь знаю, как это помогает ожить...

Еще я принесла рисунок. На рисунке был огромное существо с крошечным желудком. Это я, в вопросах потребностей и способности принимать и переваривать поддержку, а также вообще эту жизнь и этот мир. Такое существо всегда голодное. Такое существо всегда производит обманчивое впечатление своим размером - и я не раз невольно обманывала людей, презентуя себя как сильную, большую личность, на деле оказываясь маленькой, слабой и хрупкой.

МТ спросила, какие у меня ощущения при виде этой картинки. Я пустилась в жалобы на то, что мое тело со мной не кооперируется. Оно, собака, запрограммировано жить, и когда мне плохо, ему одновременно с этим может быть вполне себе неплохо. Оно может ногой дрыгать. И ничего по поводу картинки я не ощущаю.

МТ спросила, как вышло, что желудок такой маленький. А это хороший вопрос. То ли желудок меньше существа, то ли существо разрослось. Прислушалась к себе. Огромные размеры существа это похоже на компенсацию маленького желудка...

МТ отметила, что понимание, как много мне надо поддержки - это одно, а суждение, что я этого не получу никогда - это другое. Задача сейчас наблюдать, не делая выводов. МТ сказала, что ей интересны все аспекты моих "пищевых" привычек.

- Что чувствуете, когда я говорю: вот перед вами сидит человек, который хочет дать вам поддержку?

Я впала в защитный ступор. Потом рассказала, что мне трудно, когда ЧТО-ТО ДЛЯ МЕНЯ СПЕЦИАЛЬНО ДЕЛАЮТ, слишком много всплывает сразу связанного с привязанностью и прочим. Другое дело - это как посидеть у костра или у ночника. У источника, который излучает тепло сам по себе, а не специально адресно для меня. И что таким образом я от нее всегда подзаряжалась.

Я ей другими словами говорила об этом и раньше. Для меня она как портал в другой мир. Совершенно мне непривычный. В том мире есть вещи, которых нет в моем, о которых можно в моем только тихо мечтать без слов.

Сосредоточиться на сеансе мне мешало то, что очень важно было поговорить про возобновление ЕМДР. Я сказала, что мне очень тяжело говорить о ситуации, которая влияет на меня каждый день. Я даже вслух не сразу произнесла, какая. Хотя писала о ней.

МТ прореагировала нормально, спокойно и с энтузиазмом - сделаем!
Я подозреваю, она о Д такого же мнения, как и все остальные.

Если вам интересно, что и как происходит в психотерапии - читайте блоги клиентов психологов!

А если вы сами посещаете психолога/психотерапевта, и хотите поделиться с другими своим опытом - напишите об этом нам!