Они не живут. Они ждут.

Авторство

Борикова Марина Валерьевна

Психолог
Город: Екатеринбург
Виды деятельности: психолог-консультант
Специализация в психологических подходах и направлениях: НЛП, гештальт-терапия

Они не живут. Они ждут. Они всё время напряжённо чего-то ждут. У них всегда негативные прогнозы. Они не могут разрешить себе радоваться, потому что всё равно всё хорошее закончится и исчезнет. Если их спросить « Что ты чувствуешь? Что значит быть тобой?» они встанут в тупик. И далеко не сразу они становятся в состоянии сформулировать то ощущение, с которым  проживают жизнь: « Я постоянно чувствую внутреннее принуждение всё это вынести. Я должен всё это преодолеть и вытерпеть».

Самое страшное для них это осознать реальность. Настоящий момент. То, что происходит сейчас. Поэтому они не живут, они всегда чего-то ждут. Они запретили себе думать о настоящем. Они запретили себе выражать эмоции, особенно гнев. Они запретили себе  чувствовать. Они разрешают себе лишь терпение и принуждение « Я должен всё это преодолеть». Они реагируют на действия других, но боятся  действовать сами. Потому что очень боятся испытать чувство отверженности, которое досталось им в наследство от жизни с нездоровыми людьми.

Они очень серьёзные. Потому что если быть очень серьёзными, то возможно  тогда удастся предсказать то, что может произойти. И то негативное что может произойти, возможно, не произойдёт, или будет не таким негативным. Они очень напряжённо ждут и у них всегда негативные прогнозы.

Они гиперответственны по отношению к другим и безответственны по отношению к себе. На первом месте всегда потребности других людей, а для себя им сложно и очень стыдно чего-либо захотеть. И когда им говорят об этом, то им становится очень неприятно, но их поведении не меняется. Они сурово осуждают себя и очень зависимы от чужого одобрения, потому что утратили способность быть собой и чувство собственного достоинства.

Они постоянно врут. Даже тогда, когда это ни на что не влияет и можно сказать правду. Они врут на всякий случай, для того, что бы вдруг не оказаться в ситуации когда  не прав. А если заранее наврать, то тогда, возможно их не накажут, им не влетит. Иногда, по той же причине они выбирают молчание. Ведь если промолчал, то не окажешься в ситуации где был не прав. И тогда, возможно, и не влетит.

Они с детства привыкли к двойным стандартам. Им говорили, что пить не хорошо, но они видели, что взрослые расслабляются и становятся весёлыми,  когда приходят гости и на столе стоит алкоголь. Постоянные скандалы на время утихают или старшие на короткое время становятся добрее, но в этом всегда замешан алкоголь. Им говорили что врать не хорошо, но при этом они видели что взрослые регулярно врут всем вокруг.

Они постоянно слышали, что  должны слушаться старших, но в тоже время именно на них лежала непосильная ответственность за поведение этих самых старших. Они должны были пойти куда-то, найти и привести домой того кто где-то пьёт. Или найти то, что спрятал один из взрослых и принести другому взрослому, а потом остаться крайним за то, что нашёл или за то, что не нашёл. Они должны были бежать и звать милицию или соседей когда это было нужно. И реагировать нужно было очень быстро. Они обязаны были присматривать за младшими вместо тех самых  взрослых, которых обязательно должны были слушаться. Они привыкли получать упрёки в свой адрес, если не справлялись с непосильными обязанностями. Они должны были научиться вести себя так, чтобы не спровоцировать ссору между взрослыми, хотя в глубине души понимали, что ссоры на самом деле никак не возможно было избежать.

Они постоянно чего-то ждали. Ждали, а дождавшись, уже решали, куда бежать, что делать, кого спасать или от кого спасаться.

Они перепутали любовь с жалостью. Поэтому им необходимо жалеть того, кого надо было бы любить и провоцировать жалость у тех, кто мог бы их полюбить. Им не удалось познать, что такое  принятие и защита семьи, но они очень хорошо усвоили то какими надо быть. Для этого нужно было всего лишь полностью отказаться от своих чувств и потребностей. Так сформировалось внутреннее принуждение « Я должен всё это выдержать».

 Они очень хотели общаться, но вынуждены были привыкнуть, поменьше показываться взрослым на глаза. Так меньше ругали, так меньше обвиняли, так меньше наказывали за то, с чем абсолютно непосильно было справиться. И можно было немного побыть в состоянии покоя. И ждать, когда вернётся хаос.

 Им было сложно общаться со сверстниками, потому что они постоянно вынуждены были что-то скрывать, о чём-то умалчивать, врать. « А вдруг все узнают, что на самом деле происходило дома?» Поэтому лучше не думать, не чувствовать, не жить. И они замкнулись и стали « иными».

В детстве они вступили в войну с целью превратить свою семью в правильную и дружную.  Они выросли с мыслью, что проиграли эту войну, не понимая, что не в силах были остановить разрушающее воздействие алкоголя, наркотиков или психических заболеваний.

Часто они вступают в брак только с одной целью- уйти из дома, но через несколько лет у них возникает ощущение, что как будто никуда и не уходили.

В 1978 году их назвали «Взрослые дети алкоголиков» или взрослые дети из  дисфункциональных семей.  Целью их выздоровления является «эмоциональная трезвость». Потому что, увы,  вырастая, они приняли все признаки  «болезни» даже если сами не употребляют спиртное или наркотики. Они не менее токсичны чем старшие члены их семей.

 Потому что когда то давно  они получили травму под названием « не живи» и были вынуждены запретить себе чувствовать, осознавать то, что происходит с ними сейчас, а разрешили себе только ждать и реагировать на действия других.

 Ждать, не понимая границ своей личности. Ждать и быть готовыми на всё что угодно, лишь бы не чувствовать себя брошенными и покинутыми,  при этом абсолютно не умея выстраивать доверительные отношения с людьми.

 Ждать когда начнётся хаос что бы потом этот хаос как то «успокаивать» и чувствовать себя полезными. Ждать постоянного одобрения, потому что привыкли плохо к себе относиться. Ждать когда появится возможность позаботиться о других, но не о себе, потому что это даёт возможность не замечать свои собственные недостатки. Ждать и заранее утопать в виновности и стыде, потому что  давно к этому привыкли.

Им хорошо помогает групповая терапия, где они могут поделиться своей болью, страхами и быть принятыми, где они могут почувствовать, что не одни. В индивидуальной терапии они учатся исправлять своё нездоровое мышление, принимать здравые решения и не бояться действовать, а не реагировать на действия других. Это не быстрый процесс. Слишком долгим  было негативное воздействие. Слишком сильна привычка ждать, а не жить. Но, в конце концов, они обретают чувство целостности, которое ранее казалось им невозможным.

Желаю всем психического здоровья.

Если вам интересно, что и как происходит в психотерапии - читайте блоги клиентов психологов!

А если вы сами посещаете психолога/психотерапевта, и хотите поделиться с другими своим опытом - напишите об этом нам!